Роль судов в защите прав свобод и

Судебная защита прав человека. Адвокатура и суд Необходимость существования специальной системы органа, лиц, наделенных специальными полномочиямиспособной разрешать неизбежно возникающие между людьми конфликты, была осознана много веков. Данте Алигьери в своем трактате "Монархия" писал: В рабовладельческом обществе все решали рабовладельцы. В феодальном же обществе решения выносились монархом единолично и единовластно.

Зачастую концентрирование власти в руках одного человека вело к тяжким последствиям, к грубой тирании амбициозной личности главы государства. Это было невыносимо не только для низших слоев общества люмпеновно и для господ.

В результате исследователи пришли к логическому выводу - необходимости разделить государственную власть по нескольким направлениям ветвям. Принцип разделения властей возник еще в древности, в 200-120 гг. В XVIII веке во Франции активным сторонником данного принципа был известный просветитель Шарль Луи Монтескье, обосновавший свою позицию в книге "О духе законов" 1748 года русский перевод от 1900 г.

§ 8.3. Судебная защита прав человека. Адвокатура и суд

Все было бы потеряно, если бы один и тот же человек или корпорация высокопоставленных лиц или сословие дворян, или, наконец, весь народ осуществляли все три вида власти: В настоящее время принцип разделения властей широко используется практически всеми странами мира, в том числе и Россией. В правовой теории и практике гражданские права понимаются как свобода человека принимать решение независимо от государства.

Считая наилучшей формой правления монархию, Ш. Монтескье в качестве средства, способного предотвратить трансформацию монархии в деспотию неправильную форму правления и обеспечить политическую свободу, полагал принцип разделения властей, а также федеративную форму государственного устройства.

В целом же политическая программа Ш. Монтескье была компромиссом между буржуазией и дворянством на условии совместного участия в осуществлении государственной власти. Маркс, отмечая неправильность данного Монтескье различия между монархией и деспотией, писал, что ".

Реализация назначения уголовного процесса на досудебных и судебных стадиях

И хотя в преамбуле к Декларации упоминаются только законодательная и исполнительная власть, нет оснований сомневаться в том, что ее авторы имели в виду и существование третьей власти - судебной. В функциональном плане этот принцип означает, что каждая власть имеет монополию на осуществление присвоенной ей функции, которую другие власти не могут выполнять ни при каких обстоятельствах.

В своем органическом или, скорее, организационном смысле аспект разделения властей означает, что каждая из государственных властей обязана уважать независимость другой власти; законодатель не вправе вмешиваться в функции правительства или направлять судье свои распоряжения; правительство не вправе приостанавливать применение законов и вмешиваться в деятельность органов правосудия; судья не может привлечь к суду ни законодательный орган, ни правительство.

Люшер, существует противостояние двух концепций разделения властей - французской и американской - что объясняется, главным образом, разной оценкой роли судебной власти в этих странах.

В США возобладал функциональный подход к этой концепции, поскольку там судья вправе судить законодателя и правительство. Напротив, во Франции революционеры считали, что судье запрещается "препятствовать исполнению законов" или нарушать деятельность аппарата управления Законы от 16 и 24 августа 1790 г. Это привело к тому, что, во-первых, судья был отстранен от контроля за конституционностью законов, а во-вторых, что принцип разделения властей был дополнен еще и отделением управленческой сферы от судебной с двойной системой юрисдикционного контроля.

Несомненно, с помощью парламентского режима, установившего отношения сотрудничества между законодательной и исполнительной властями, удалось наладить также и взаимодействие между сферами управления и правосудия. Передача некоторых видов компетенции от государственной администрации в пользу судебной власти ослабила жесткое правило об отдельном их существовании, но, тем не менее, между функциональной и органической концепциями разделения властей отчетливо видна принципиальная разница, влекущая за собой важные конституционные последствия.

Люшера, основная прерогатива законодателя - "устанавливать правила и определять гарантии и основные принципы, тогда как весь массив индивидуальных актов и управленческих решений подпадает под компетенцию исполнительной власти". В функциональном аспекте судебная власть представляет собой совокупность ограниченных юридической конституцией и общими принципами права юрисдикционных и связанных с ними полномочий государства, реализуемых от имени народа независимыми должностными лицами судьями в особо оговоренной законом судебной процедуре, а также иными должностными лицами, роль судов в защите прав свобод и юрисдикционную деятельность судей.

В другом, институциональном аспекте, судебная власть отражается в нашем мышлении в виде обособленной группы взаимосвязанных государственных учреждений в основном судоворганизующих и обеспечивающих реализацию судьями юрисдикционных полномочий.

Также рекомендуем статью: Стандарты осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве

Способом достижения правомерного государства И. Кант также полагал разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, каждая из которых автономна и действует в рамках своей компетенции. Она решает спор, выступает против антизаконных действий". Канта и его предшественников, Вольфа, Пуффендорфа, Шталя, Штейна, аргументировали идею правового государства. Еллинек в своих работах утверждал, что правовым может считаться лишь то государство, в котором законодатель также подзаконен, как и гражданин.

С мнением ученого трудно не согласиться. Действительно, в законе должны быть четко обозначены механизмы гарантирования и защиты прав граждан от незаконных действий государства в отношении. Основным законом страны является юридическая конституция. Поэтому вполне логичным выглядит закрепление юридических гарантий и фиксирование механизмов работы этих гарантий прежде всего в конституции страны. Котляревский в организации правового государства придает особое значение независимому деполитизированному суду, подчиняющемуся в первую очередь конституции и закону.

Помимо этого, условием эффективной деятельности суда служит доверие к нему народа. Утрата такого доверия подрывает начала правосудия и основы правового государства. Во-первых, гарантированность прав возможностей на совершение тех или иных действий человека, являющегося гражданином конкретного государства, должны закреплять законы.

Действие законов, закрепляющих права, устанавливающих конкретные обязанности и санкции за их невыполнение, распространяется в равной степени на всех граждан. Государство, с одной стороны, принуждает граждан роль судов в защите прав свобод и соблюдению права путем издания законов, иных нормативных правовых актов, а с другой - одновременно защищает граждан от нарушения их законных прав и интересов третьими лицами. Во-вторых, для воплощения в жизнь принципа кантовского "наилучшего строя" необходимо создание, на взгляд диссертанта, логической связки "корреспондирующее принуждение-защита" в лице гражданина.

Гармоничное взаимодействие этих корреспондирующих возможностей "принуждение-защита" государства и гражданина можно назвать взаимодействием интересов их сочетанием или конфликтом. Социальная природа судебной власти состоит в разрешении судьями с позиции справедливости конфликтов противоборствующих интересов в обществе.

Разгадка юридической природы судебной власти кроется в том, что судьи в конкретном случае разграничивают свободные сферы спорящих сторон и формулируют соответствующие общеобязательные последствия.

Полезный материал по теме: Адвокат в Витебске по уголовному делу цена

Конституцинно-правовые параметры обеспечения правозащитной функции судебной власти обусловлены тем, что сама судебная власть является подфункцией более общего понятия - правоохранительной функции судебной власти. Под правозащитной функцией в диссертации понимается направление воздействия суда на общественные отношения, имеющее своей целью принудительное осуществление нарушенных или оспариваемых прав и свобод человека и гражданина.

Гарантирование - разновидность обеспечения, то есть такой особенной формы всеобщего взаимодействия элементов действительности, при которой одни элементы или продукты их деятельности выступают условием существования или взаимодействия между собой других элементов. Появление в данной системе субъекта социального управления требует усиления ординарного обеспечительного воздействия в отдельных аспектах, что достигается с помощью дополнительных средств гарантий.

Гарантии призваны осуществлять специальное повышенное обеспечение, выступая дополнительными мерами, средствами и способами, целенаправленно создающими требуемые условия среду существования и функционирования обеспечиваемого объекта. Правосудие в России осуществляется судом, как носителем судебной власти, посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства ч.

Независимо от процессуальных форм осуществления правосудия его конституционные основы проявляются в целях и принципах, закрепленных в Основном законе страны. При этом определяющую роль играет целевая направленность процедуры осуществления правосудия. Эти принципы, являясь основополагающими началами построения судебного процесса, вместе с тем играют подчиненную роль по отношению к целям правосудия, под которым следует понимать общественно необходимый и желаемый результат процессуальной деятельности суда и других участников рассмотрения и разрешения дела.

По своей сути принципы предназначены именно для выражения процессуальных целей и определения методов их осуществления. Конституционные основы правосудия имеют непосредственное отношение к проблеме его эффективности. Это связано с тем, что в конституционных целях судопроизводства находят отражение основные и объективно существующие потребности и интересы общества в равной для всех и оптимальной процедуре рассмотрения и разрешения судебных дел.

От степени практической реализации этих целей зависит и уровень эффективности судебной деятельности по осуществлению правосудия.

Роль судебной системы Республики Казахстан в защите прав человека

Статьи 2, 17 и 18 Конституции РФ закрепляют приоритетную конституционную цель правосудия - защиту прав и свобод человека и гражданина. Эта цель правосудия распространяется и на юридических лиц, поскольку за их статусом всегда стоит объединение граждан. Кроме того, в России равным образом защищаются все формы собственности, а заинтересованные лица независимо от того, являются они физическими или юридическими лицами, обладают равными процессуальными возможностями для отстаивания своих субъективных прав и законных интересов ч.

В статье 3 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" указывается на единство судебной системы страны, но фактически этот вопрос не так очевиден из-за существования организационно самостоятельных и процессуально независимых друг от друга систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также Конституционного Суда РФ и конституционных уставных судов субъектов Российской Федерации. Однако общая обязанность судов по защите прав и свобод человека и гражданина, выступающая как основная конституционная цель правосудия, объединяет все звенья судебной власти по их общественному предназначению в системе институтов государственной власти.

Характеризуя смысл, роль и предназначение судебной системы как самостоятельного института государственной власти, автор нередко обращается к понятиям "обязанность судов", "цель правосудия", "эффективность правосудия", "практическая реализация целей правосудия", "процессуальные цели и методы". Если подробное толкование и объяснение данных понятий под силу только специалистам, то у большинства граждан не вызывает никакого сомнения декларативность этих понятий ввиду их несоблюдения в действительности.

В связи с этим, автор выявляет наиболее острые проблемы реализации конституционных гарантий прав человека и гражданина в гражданском судопроизводстве; причины возникновения острых противоречий между судебной практикой и конституционной нормой; способы и методику устранения несоответствий между.

Следует дифференцировать, с одной стороны, универсальные общие гарантии правосудия охраняющие от двух крайностей: Правовые гарантии судебной власти и правовые гарантии правозащитной функции судебной власти соотносятся как род и вид.

Последние представляют собой ту часть юридических гарантий судебной власти, которая оказывает существенное влияние именно на судебную защиту прав и свобод личности. В данном параграфе исследуются конституционно-правовые способы аккумулирования ресурсов общества, позволяющие качественно повысить защищенность правового статуса личности.

Не следует забывать и о том, что решение данной задачи ограничено выбором средств, так или иначе коррелирующих статусу судебной власти как таковой. В частности, недопустимо членство судей роль судов в защите прав свобод и правозащитных организациях, провозглашена обязанность судей на беспристрастное но не протекционистское отношение к гражданину, процессуально противостоящему публичному органу. Иными словами, существует в принципе неплохой набор инструментов, обеспеченный законами и созданный в первую очередь для защиты прав и свобод граждан.

Правовое гарантирование - это диалектически развивающийся процесс. Источник его развития заключен в единстве и борьбе противоположностей между социальной практикой защиты прав личности, с одной стороны, и порожденными ею же стандартами правосудия, с. Чем больше разрыв между первым и вторым, тем больше необходимости а не случайности в нормотворческих и организационно-исполнительных усилиях, тем выше динамика развития гарантирования.

Следует особо отметить, что в гарантированности прав и свобод человека неприменима практика "двойных стандартов", когда нормы закона существуют сами по себе и в то же время искаженно применяются в реальной жизни. Искаженное применение означает, что нормы не выполняют свое прямой функции, в частности, не охраняют права и интересы граждан так, как это задумывал законодатель. Исходя из изложенного, конституционно-правовое гарантирование определяется как конституционно-правовое воздействие на общественные отношения с целью достижения такого качества элементов судебной системы и условий их функционирования, при которых судебная власть надежно охраняет права и свободы личности.

Конституционно-правовые гарантии - это средства усиленного воздействия отрасли конституционного права на регулируемые общественные отношения, повышающие эффект обеспечения правозащитной функции суда. Условно можно выделить три уровня системы конституционно-правового гарантирования: Идеальная подсистема включает в себя следующие элементы: Нормативная подсистема представляет собой комплекс взаимосвязанных нормативных компонентов, объединенных в многоуровневые нормативные цепи, гарантирующие различные стороны правозащитной функции судебной власти.

К таким компонентам относятся принципы независимости и беспристрастности судей, подчинения их праву, открытости и состязательности судебного процесса и др. Все государственные органы должны осуществлять свои властные полномочия при полной независимости, естественно, за исключением случаев, когда конституционный акт в точной форме ограничивает эту независимость.

Судебная власть предоставляет возможность правоохранительного воздействия со стороны государства, осуществляемого посредством деятельности судебной власти в установленных законом формах. В Конституции РФ указано, что роль судов в защите прав свобод и суд, а не какой-либо иной орган государственной власти или управления, вправе принимать на себя функции и полномочия, находящиеся в компетенции судов; правосудие вправе осуществлять суды, указанные в Конституции и федеральных конституционных законах.

Суд является единственным органом власти, уполномоченным в установленном порядке признать лицо виновным в совершении преступления и назначить уголовное наказание. Задачей суда при осуществлении правосудия, как особой функции государственной власти, является защита конституционного строя России, прав и свобод граждан, прав и законных интересов предприятий, учреждений, организаций.

Защита прав и свобод граждан стоит на втором месте после защиты конституционного строя. Однако это вовсе не умаляет значимости и необходимости такой защиты. Более того, такая очередность видится оправданной и весьма логичной. Ведь права, свободы человека и гражданина, равно как их защита государством, являются неотъемлемой частью конституционного строя, установленного и зафиксированного в Основном законе страны.

Условиями формирования и функционирования правового государства, а вместе с этим - судебной власти как одной из важных гарантий его функционирования, является социально ориентированная рыночная экономика и адекватная ей политическая форма - демократия. Следует отметить, что правовое государство невозможно без экономики, формой правового выражения выступает договор равноправных участников, и без развернутой демократии, без функционирования системы подлинного народовластия.

ВИДЕО: 9. Law Review. Решения Конституционного Суда РФ как источники права

VK
OK
MR
GP
Популярные статьи